...

Виктор Ющенко: Идея расширения международной организации ГУАМ перспективна -интервью с президентом Украины

Политика Материалы 16 июня 2007 13:47
Виктор Ющенко: Идея расширения международной организации ГУАМ перспективна -интервью с президентом Украины

Украина, Киев /корр Trend Э.Гусейнов/Интервью президента Украины Виктора Ющенко Информационному Агентству Trend и ряду азербайджанских телеканалов.

- Как Вы представляете себе будущее ГУАМ? С какими  инициативами по развитию ГУАМ может выступить Украина, в частности, в ходе предстоящего в июне Бакинского Саммита?

Мы исходим из того, что региональные инициативы очень важны для продвижения национальных интересов. И соответствовать интересам и Украины, в данном случае и Азербайджана. А какие приоритеты? Первый блок - это все экономические проекты, которые носят региональный характер. Прежде всего, это проекты, относящиеся к энергетическому комплексу. Мы на Энергетическом саммите в Варшаве с моими коллегами, в том числе и с президентом Азербайджана, говорили много о том, как модернизировать, расширить возможности альтернативного снабжения энергоресурсами и наш регион, и Европейский рынок в целом. В частности, мы говорили о таком важном, знаковом для нас проекте нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск и далее Европейский союз, Северная часть Европы.

Есть много вопросов, которые нас с Азербайджаном объединяют - это новый рынок для азербайджанской нефти, это новый проект для Европы. И кстати Европейский союз поддержал этот проект, выделил грант для формирования технико-экономического обоснования этого проекта. создана международная группа. И мне приятно, что к этой группе международных экспертов сегодня присоединились эксперты и из энергетических министерств и ведомств Азербайджана. Таким образом, это может быть одним из наших знаковых проектов.

Второй - под эгидой ГУАМ будет обеспечена реализация ряда транспортных проектов. В том числе и железнодорожных линий от Баку до Грузии и Турции, где участником проекта будут, в том числе и украинские компании, которые будут обеспечивать соответствующие поставки оборудования и материалов. Мы говорим и о таком важном для нас проекте на ближайшие полтора года - паромной переправе Керчь-Поти-Батуми. Сегодня уже работает экспертная группа соответствующих государственных ведомств, которая разрабатывает основы этого проекта. И мы надеемся, что в следующем году мы на официальном уровне откроем этот проект.

Далее для нас очень важно интегрировать рынки четырех стран в режиме зоны свободной торговли. Такое решение принято и сейчас идет адаптация этого режима с каждой страной. То есть те двусторонние соглашения, которые были заключены до этого, сегодня проходят экспертный анализ и часть, не соответствующая режиму зоны свободной торговли, будет изъята.

Мы говорим о проектах, которые относятся к проектам безопасности - это второй блок, которым занимается ГУАМ. Мы исходим из того, что интересно было бы рассмотреть возможность создания миротворческого батальона, который бы мог работать под мандатом Совета безопасности ООН и ОБСЕ в реализации миротворческих операций в точках конфликтов, в том числе в странах ГУАМ. Дискуссии по этому вопросу набирает обороты и мне кажется, что Бакинский саммит серьезно продвинет нас в этом вопросе.

Кроме этого, украинская сторона хотела бы рассмотреть ряд важных вопросов не только для Украины, но и для международных организаций. Это проекты, касающиеся развития авиастроительства, и в этом плане информирования о разработках Конструкторского бюро им. Антонова. Украина хотела бы закрепиться на азербайджанском рынке, рынках стран Северного Кавказа и других регионов СНГ.

Очень важно поднять в скором времени идею создания спутника с режимом взаимного использования. Кроме того, нам очень важно вести политическую координацию по другим вопросам нашего сотрудничества и совместного отношения по тем или иным процессам вне нашего региона. Формировать единую консолидированную позицию стран ГУАМ и в отношении процессов в Европе и в мире.

Мне сегодня приятно, отрадно отметить, что за эти два года мы достигли громадных положительных сдвигов в отношениях с Азербайджаном - и на дипломатическом, и на политическом, и на деловом уровнях. Сегодня мы можем сказать, что у нас нет ни одного вопроса, который бы нас разделял. Это касается и наших двусторонних отношений, и оценки Азербайджаном и Украиной тех процессов, которые происходят в мире. Мы уважаем этот режим отношений, который по существу соответствует режиму стратегических отношений между нашими двумя странами. Поэтому задача Бакинского саммита сейчас формировать то прагматическое содержание, которое этим отношениям дало бы еще большую перспективу.

- Можно ли ожидать расширения ГУАМ?

Это актуальный вопрос. Я не могу сейчас раскрывать эту позицию по известным соображениям, но вы, я думаю, что будете удивлены тем, что увидите на Бакинском саммите много представителей от государств, которые раньше были на аналогичных саммитах и круг наблюдателей, который не присутствовал ранее на саммитах ГУАМ. Конечно, идея расширения ГУАМ перспективна. Наши региональные отношения в особенности со странами Центральной Азии, Восточной Европы - тема нужная для многих стран. Это актуальный вопрос и в зависимости от того, насколько удастся быстро снять некоторые политические, я бы сказал, противовесы, будет зависеть и вопрос расширения ГУАМ.

- Как Вы охарактеризуете отношения между Азербайджаном и Украиной? Какие основные приоритеты в отношениях Украины с Азербайджаном?

Я очень удовлетворен той динамикой, которая у нас имеет место последние 2 года. То, что происходило в последние годы, в особенности 2 года, в наших отношениях, особая страница. Мы очень сблизили свои политические позиции, стали единомышленниками по ключевым международным вопросам и проблемам. Наши двусторонние отношения характеризуются большой открытостью, большим доверием. У нас нет ни одного вопроса, который бы осложнял политику сегодняшних наших отношений.

Что объединяет нас и государство? Цели, у нас общие цели. Мы говорим о проблемах и политического, экономического и гуманитарного развития, видим их перспективы. И перспективы наших двусторонних отношений находятся в зоне развития таких прагматических вещей как строительство энергетического рынка, и не только для взаимных отношений, но и для Европейского союза. И нам приятно, что Азербайджан идет очень интенсивной дорогой к европейской интеграции и Энергетическая декларация, подписанная между Европейским союзом и Азербайджаном несколько месяцев назад, говорит о том, что Азербайджан ищет и находит свое место в Европе. Для нас это знаковый путь.

- Каковыми Вы видите пути урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта на основе территориальной целостности страны?

Я убежден, что разрешение этого конфликта будет достигнуто дипломатическим путем, как и надо это делать, с формулой, которая, безусловно, будет обеспечивать территориальную целостность Азербайджана и определенный, специальный статус Нагорному Карабаху. За эту формулу никто уже не выйдет. Вопрос на сегодня, прежде всего, в том, что хватит ли политической воли сторон, чтобы эту формулу принять, иметь политическое лидерство в своих странах довести до нации, что это по существу безальтернативный путь урегулирования этого конфликта - другого пути не будет. Если кому-то даже он не нравится, то мне кажется надо иметь политическую мудрость все-таки дать сигналы для той части нации, которая на сегодня, может быть, этот вариант еще не воспринимает. Потому, что в конце концов для сегодняшнего дня мне кажется есть одна ключевая проблема разрешения этого конфликта - потеря времени, а время которое мы теряем сегодня в разрешении конфликта не дает иной качественной развязки и поэтому позиция Украины состоит в том, что мы готовы весь свой ресурс направить на то, чтобы оптимизировать диалог по урегулированию нагорно-карабахской проблемы. И уже много лет мы выступаем с той позицией, что статус Нагорного Карабаха можно рассматривать в рамках территориального единства Азербайджана.

- В рамках ГУАМ ведется активная работа по созданию миротворческого батальона. Какими Вы видите цели и задачи этого подразделения?  Насколько будет возможным использование батальона для разрешения  затяжных территориальных конфликтов на территориях стран-участниц ГУАМ?

К сожалению, тема "горячих", "холодных" конфликтов на территории стран ГУАМ еще актуально для нас. И поэтому, когда мы рассматриваем вопрос формирования миротворческого батальона, конечно, мы, прежде всего, исходим из того, что без воли парламента, без соответствующего мандата, или Совета безопасности, или ОБСЕ, такие подразделения никто не собирается использовать. Но вместе с тем мне кажется, что история, география дает много возможностей через работу такого миротворческого батальона значительно оптимизировать разрешение "холодных" и "горячих" конфликтов. Этот вопрос актуален и для Азербайджана и для Грузии и Молдовы. Мне кажется, партнеры, используя открытый диалог и уважение к реализации национальных интересов в формате ГУАМ, могут более эффективно договориться о рациональном использовании такого военного подразделения, которое бы вызывало большое доверие со стороны участников формирования такого подразделения. Думаю, что такое подразделение привело бы к новым возможностям урегулирования старых конфликтов. Ведь вопрос состоит в следующем - для регулирования этих конфликтов нужен новый режим доверия, новые инструменты, мы должны находить способы, которые, может быть, еще вчера не использовались. И поэтому когда мы говорим о том, что начинаем формировать ту политику, которая сегодня все больше и больше отвечает на вопросы урегулирования. Например, мы говорим о приднестровском конфликте - больше года назад мы предложили план урегулирования, который, с одной стороны, единогласно принял молдавский парламент, с другой - приднестровская сторона. То есть план, как выйти из конфликта, уже есть. Теперь надо сформировать график его выполнения, наполнения содержанием отдельных пунктов. И я бы сказал, что очень часто неотъемлемым элементом такого урегулирования есть миротворческие подразделения. Поэтому я думаю, что это предложение будет интересно и для Азербайджана, и для Грузии, потому, что эта тема, к сожалению, еще остается актуальной для этого региона.

Какова сейчас внутриполитическая обстановка в Украине в свете последних событий? До сих пор все трудности удавалось решать мирным путем, не прибегая к насилию. А ведь, впереди парламентские выборы. Возможно ли применение силы, если ситуация после выборов изменится и настанет угроза демократии и безопасности?

Украина идет нормальным демократическим путем и те процессы, которые у нас возникают можно их отнести к эпизодам становления демократии в Украине. Я не помню ни одной страны, которая обошла политический кризис, и в том числе Украина, в том числе Азербайджан. А главный вопрос - как мы выходим с этого кризиса. Сущность глубокого парламентского кризиса состоит в том, что более 200 или более половины народных депутатов покинули заседание Верховного Совета и в течение четырех месяцев не возвращались в зал, когда 169 депутатов написали свое заявление о выходе из состава депутатов Верховного Совета Украины, когда месяцами не было политического диалога между политическими силами и парламентом, когда в парламенте представлена коррупция. Конечно, для того, чтобы его решить надо было пройти достаточно серьезный политический диалог, результатами которого стала политическая договоренность провести досрочные парламентские выборы 30 сентября текущего года, распустить парламент, принять ряд законопроектов, которые помогают обеспечить проведение демократических выборов, создать условия для того, чтобы принять на заседании парламента экономический пакет, в том числе и пакет, который обеспечит вступление в страны во Всемирную торговую организацию. То есть все эти условия выполнены. Это демократический план сработал, я его представил 2 месяца назад, а с небольшими поправками этот план стал формулой выхода из кризиса и сегодня можно сказать , что ситуация в Украине стабильная, контролируемая, на общественном уровне нет и не было серьезных противопоставлений, потому, что конфликт не был общественным, а был конфликтом политических и парламентских сил, и не больше. И к счастью нам удалось удержать этот конфликт в рамках политического конфликта и не больше, найти сценарий выхода из него. Не было, безусловно, и мыслей о применении силовых способов влияния на выход из этого кризиса. Хотя конечно были моменты, когда обе стороны находились не очень далеко от противостояния в более сложных формах, и например, министр внутренних дел сделал одно из распоряжений, по которому в Генеральную прокуратуру были введены спецподразделения Беркута - за это он будет нести наказание. А в общем-то я бы сказал, что Украине удалось исключительно политическим путем разрешить этот конфликт, что, мне кажется, делает хороший комплимент и государству, и нации, и свидетельствует о том, что есть достаточно высокий демократический потенциал для того, чтобы вести политический диалог.

- Каковы на Ваш взгляд перспективы СНГ?

Сложный вопрос и непростой ответ. Сложный в том плане, что конечно глупо было бы отказываться от диалога, потому, что через диалог, через контакты каждая страна выходит на преставление их интересов. Без диалога мы не можем реализовать свои интересы, и не можешь развивать свои интересы, закрепить интересы нации на том или ином рынке - политическом или деловом. Поэтому диалог нужен. А если мы говорим об активных отношениях, то желательно, чтобы этот диалог был формальным. Потому, что речь идет о стабильных отношениях, по которым все время надо проводить мониторинг, поддерживать в определенной форме. И для этого существуют такого рода организации как ГУАМ, другие международные объединения. Но вне политической части, на мой взгляд, есть следующая проблема - очень сложно формируется содержательная часть совместного плана действий. Хорошие декларации, очень много хороших деклараций, в том числе и формальных. С другой стороны, когда мы говорим о прагматическом прогрессе, который должен действительно объединить страны, приближать народы, укреплять деловые связи, то здесь прогресса, к сожалению, очень мало. К сожалению, те соглашения, которые были приняты в начале 90-ых годов до сегодняшнего дня, большинством стран не ратифицированы. Ратифицировано всего 4 процента из того, что было принято за годы работы СНГ. И, к сожалению, когда мы говорим о прагматических отношениях, на мой взгляд, ключевой ошибкой является то, что в СНГ не хватило мудрости, а для кого-то мужества, принять режим свободной торговли. Это плохо. Страны не подтвердили свою готовность работать на европейских рынках. Второе - нам не удалось согласовать единую тарифную политику и особенно на видах транспорта, в том числе на железнодорожный, автомобильный, авиационный транспорт. Это сформировало очень много барьеров, в том числе по унификации транспортного рынка, в частности, отдалило нас от оптимизации и рациональных маршрутов и т.д. Но это потеря второго порядка. Третье это то, что нам не удалось унифицировать приграничные и таможенные процедуры, что, фигурально выражаясь, сняло бы те "пробки", которые образуются в национальных и, прежде всего, экономических границах. И все это привело к тому, что бизнес и страны не чувствуют СНГ, как формат, который оптимизирует движение товара, движение услуг, рабочей силы или капитала.

- Планирует ли Украина участвовать в реализации проекта Прикаспийского газопровода, намерение о создании которого высказали Россия, Казахстан, Туркменистан и Узбекистан. Насколько это соответствует концепции энергетической безопасности Украины?

Мне кажется, сейчас мы являемся свидетелями соревнования относительно того, как дальше будет развиваться новые или старые версии поставок газа из Центральной Азии до международных рынков. Транскаспийский, Прикаспийский газопроводы собственно ставят одну и туже цель - как бы с территории доставить газ. Одни - путем традиционным, другие - новым, альтернативным. Каковы вопросы, которые может реализовать Украина в этих проектах? Если они выйдут за рамки намерения и будут сформированы как реальные проекты, то Украина уже объявила свой интерес в качестве страны, которая могла бы поставить соответствующие материалы, газотранспортное оборудование - и в том и в другом варианте. Хотя мы конечно склонны к тому, что, если говорить о перспективах для Центральной Азии, газопровод через Каспийское море - Казахстан, Украину и далее в Европу, более всего отвечал бы и технико-экономическим обоснованиям и тем традициям безопасности, экономичности, которые этому маршруту давно проработаны. Здесь давно работают соответствующие технические подразделения, есть прекрасная экономика. Это кратчайший путь до Европы, если мы не преследуем политические цели. И конечно, мы, как страна, хотели бы принимать в подобного рода проекте максимальное участие.

- Украина взяла курс на вступление в НАТО. Устраивает ли Вас динамика реформ для вступления страны в НАТО?

Конечно, это внутренний процесс и мы понимаем, что в зависимости от того, как Украина выполняет свои домашние задания относительно демократизации, реформирования стандартов экономики, гуманитарного, социального пространства. От этого зависит, когда мы будем, где мы будем. Но если мы говорим о политических приоритетах, то мы исходим из того, что концепция реформирования европейской коллективной безопасности, евроатлантической безопасности для Украины есть направление стратегическое. Мы исходим из того. Что реформирование коллективной модели безопасности для европейского континента это фундаментальный момент ответа как, более оптимально сформировать свою политику безопасности в настоящее время. Украина три года назад определила, что стратегической целью является членство в Европейском союзе и евроатлантическом союзе, и в таком направлении мы идем.

А сложностей конечно много, потому, что речь идет с одной стороны о формировании соответствующих правил, традиций, стандартов, на которые надо выходить - а это большая внутренняя работа, начиная от демократических институтов и заканчивая унификацией работы, в том числе и оборонного ведомства. С другой стороны, мы политически формулируем очень четкий сигнал на будущее, что для нас это стратегия. Для страны очень важно, чтобы каждый гражданин, каждая политическая сила знала, что целью нашей политики есть членство в НАТО. Пусть на это уйдет время, но каждый корабль должен знать порт своего назначения, куда он идет. В этом случае он умело выбирает попутный ветер. Поэтому для реформирования национальной стратегии очень важны эти посылы, эти маяки - что есть наша цель.

Повторяю, сложностей очень много - и на психологическом уровне и на формировании отдельных вопросов в области структуры обороны, соответствующих ведомств, много вопросов и по демократическому блоку и т.д. Но мы понимаем - для того и выстраиваются высокие цели, чтобы их достигать через устранение соответствующих проблем.

- Какими Вы видите будущее украино-российский отношений?

Нормальными. Может кто-то надеется, что эти отношения будут осложнены, я бы сказал, что этого не допущу, этого не будет. С другой стороны всегда было трудно формировать отношения с Россией динамично, с развитием, с перспективой. Это не есть легкий вопрос. Много вопросов, которые по традиции как проблемы остались и не разрешены, многие, к сожалению, не отрегулированы, многие вопросы уже не отвечают экономическим целям двух стран, многие вопросы появляются как новые инициативы, новые возможности. Я сказал бы, что площадка для этих отношений хорошая. Мы имеем нормальный диалог на уровне президентов, и я очень ценю этот диалог. У нас работает комиссия Путин - Ющенко, сформировавшая на два года план действий из 23 вопросов, которые являются самыми актуальными наших двусторонних отношений, в том числе экономический блок. Нам надо искать новые пути, новую кооперацию, новые интересные взаимные рынки. Вместе с тем, мы говорим, что нашей стратегической целью является интеграция в Европейский союз. Сегодня на европейский рынок приходится более 30 процентов нашего внешнего товарооборота - это партнер номер один в наших внешне-экономических отношениях. И те цели, которые мы определили на ближайшее время- это вступление во Всемирную торговую организацию, начало переговоров с Европейским союзом относительно зоны свободной торговли, подписание соглашения по углубленному соглашению Украина - Европейский союз, принятие нового соглашения о либерализации визового режима со странами Европейского союза. И конечно, я бы сказал, финальной точкой углубленного соглашения есть получение европейской перспективы Украины. И поэтому, сегодня перед Украиной стоит, в общем-то, интересная и непростая внешнеполитическая задача. С одной стороны мы понимаем, что западная часть Украины граничит с Европейским Союзом, одним из наиболее объемных мировых рынков, и там находится стратегическая перспектива Украины. Нам надо сделать все для того, чтобы адаптироваться к этому рынку, стать его формальным участником, и получить политическое членство в ассоциации Европейского союза. С другой стороны, на востоке Украина соседствует с рынком, который для нас важный, стратегический, с которым Украина хотела бы иметь тоже большие перспективы. Но, к сожалению, эти два рынка работают по разной формуле, и разрабатывая, например, единое экономическое пространство мы исходим из того, что оно приемлемо для нас в той мере, которая не противоречит нашей интеграции в Европейский союз. Отсюда появляется формула разноглубинной, и разновременной интеграции относительно проектов по экономическому пространству.

Мы считаем, что наши отношения с Россией вступили в новую политическую фазу, где они более продуманы, прогнозируемы и открыты. Те заявления, на базе которого сегодня формируется украинская политика по отношению к России - честны, открыты, понятны и украинскому и российскому обществу. То есть это отношения соседей, экономических партнеров, политических партнеров, где мы хотели бы обратно чувствовать адекватность и такую открытость.

Лента

Лента новостей