...

Театр это не люстра и не паркет, но и без них нельзя – режиссер Джаннет Селимова

Интервью Материалы 30 марта 2008 11:45 (UTC +04:00)
Театр это не люстра и не паркет, но и без них нельзя – режиссер Джаннет Селимова

Азербайджан, Баку, 30 марта /корр. TrendLife Эльдар Гусейнзаде/

Недавно Дом культуры "Шахрияр" был закрыт на реконструкцию. Работающие в нем театральные коллективы были вынуждены переехать. Так Азербайджанскому Государственному камерному театру предложили временно обосноваться в Доме культуры Абилова. Нельзя сказать, что находится он очень далеко, но и где это конкретно - объяснить сложно. Подниматься к Дому культуры пешком утомительно, а чтобы к нему подъехать на машине, необходимо действовать осторожно, потому что дорога там, прямо скажем, не фонтан (и вообще можно ли это назвать дорогой?). В таких вот не самых комфортных условиях TrendLife и встретился с главным режиссером театра, народной артисткой Азербайджана Джаннет Селимовой.

- Как вам здесь работается?

- Да, это, конечно, не помещение где бы можно было играть. Тут нет сцены, но по-своему, это место очень достопримечательное. Оно, по-моему, со дня революции является Домом культуры. Тут начинали многие актеры, певцы. То есть, дворец Абилова в хорошем смысле - очаг культуры. Нам это место дали временно, пока решается основной вопрос о нашем постоянном статусе.

- А сколько лет Камерный театр базировался во Дворце имени Шахрияра?

- Семнадцать. Туда мы пришли на абсолютно пустое место, и сделали свою сцену. Она была одной из лучших по оборудованию в городе. Был очень уютный зал. Надеюсь, мы там весьма успешно работали, но, к сожалению, "не властны мы в своей судьбе".

- Над чем ваш театр сейчас работает?

- Как говорят китайцы, не приведи Господь жить в эпоху перемен. Мы же как раз в такую эпоху и живем. Приспосабливаемся к новому образу жизни, работы. Камерный театр сейчас начал гастролировать. Это очень сложный процесс. Для некоторых коллективов гастроли - способ собрать деньги. Для нас же - еще одна серьезная встреча со зрителем, проверка действенности наших спектаклей, поэтому мы к ним относимся очень серьезно. Наши поездки отнюдь не коммерческие. Для того чтобы завоевать зрителя, нужны все компоненты театрального действа. Необходимо хорошее оформление, свет, звук. Все это требует транспорта, монтажа, огромной трудоемкой работы. Наш первый выезд в Гянджу доказал, что именно такое отношение к делу и дает свои результаты. Нас предупреждали, что и Гянджа - город очень не театральный и играть спектакль в двух действиях вообще невозможно. Люди после первого акта убегают, потому как не понимают, что такое второй акт. Тем не менее, мы прожили там четыре дня. Играли по два спектакля в день. К нам приходил зритель. Не могу сказать, что залы ломились и были переаншлаги. Но те, кто приходили на наши спектакли, а их было немало, оставались очень довольными. Ведь зритель, как ребенок. Когда он видит искреннюю любовь к нему, искреннее желание обрадовать его, дать новые идеи и мысли, то он нас также начинает любить, как любит своих родителей. Так что наш первый опыт удался. Сейчас мы готовимся к выступлению в Доме актера. Одновременно перевозим все наше огромное хозяйство на склад. Он тоже находится где-то в недрах Ахмедлов. Ну и одновременно мы пытаемся делать что-то новое.

- Вот вы говорите о гастролях, но ведь за всю свою историю, вы, кажется, чаще гастролировали за рубежом, нежели по Азербайджану.

- Да, надо вам сказать, что прошедший выезд в Гянджу, стал по-настоящему первым выступлением в районах. Поверьте, что нет больше счастья, чем работать со зрителем, который понимает твой язык. У нас с этим вечно была большая проблема. Она была даже, скажем, методологическая. То есть, умение поставить действие так, чтобы язык не был нужен. Мы даже так пытались найти общий язык со зрителем за рубежом. Это касается и Ирана, и почти ежегодных выездов в Россию. Даже, казалось бы, один язык с Турцией, но и там, нас не с первого раза понимали. А работать со зрителем, говоря на одном языке, это же наслаждение.

- Сейчас работа театров реформируется. Ремонтируются залы, издано специальное распоряжение президента Ильхама Алиева. На ваш взгляд, когда эта работа может дать хотя бы промежуточный итог?

- Приведу пример. Недавно увидела крупным планом лицо Людмилы Гурченко. У нее ни одной морщины. Такая тоненькая, всегда хорошо причесанная. Но я к ней присмотрелась и увидела, что она стара как мир. Это гениальная актриса, но ей никогда не дашь то, к чему она стремилась. В человеческом существе главное не натянутость кожи, а как работает сердце, желудок, внутренние органы. А ведь все они работают на семьдесят с лишним лет и ни сердце, ни легкие не подтянешь. Так вот я хочу сказать, что ремонт театра - это та же косметика. Театр - это не люстра, не паркет. Хотя вместе с тем, я считаю, что естественно, нужно хорошее световое, звуковое оборудование. Но это все это все равно спектакль не делает. Успех зависит от двух вещей: головы режиссера и таланта актера. Если будет гениальный режиссер и талантливый актер, то в любом зале постановку будут смотреть. А если этого нет, то первые пять дней зритель будет смотреть на новую люстру, на занавес, слышать запах свежее покрашенных стен, а потом его уже этим не завлечешь. Реформа театра - это не ремонт здания, а то, что является его содержанием. Время показывает что, все косметические операции приходится повторять через каждые пять лет, потому что внутренние органы не молоды.

- А, на ваш взгляд, появились ли новые актеры и режиссеры?

- Я хочу думать, что, наверное, есть. Повторяю, хочу думать! Я сама веду курсы режиссеров, я сама хочу, чтобы пришла достойная смена, понимающая, знающая театр.

- Чего же молодежи тогда не хватает, если ее практически в театрах нет?

- Но ведь режиссура вообще штучная профессия, она в массовом порядке не выпускается. Не может быть выпуск двадцати режиссеров. Я такого не видела. Дирижер, режиссер, писатель. Все это от Бога. Может быть, набор в двадцать человек и ни одного достойного, а может быть пять человек и все талантливы. Это как повезет.

- И все же, почему сейчас нет профессионалов, подобных тем громким именам пятидесятых-шестидесятых годов?

- У Есенина есть такая фраза. "Большое видится на расстояньи". Наверное, в те годы у нас также говорили о Тофике Кязимове, Мехти Мамедове, что, мол, вот были имена Туганов, Аббас Мирза Шарифзаде, Марзия Давудова и т.д. Прошло время и оказалось, что уже Кязимов и Мамедов гремят, а мы сравниваем нынешнее поколение и говорим, что оно не соответствует тем масштабам. Может, пройдет время и история оценит, поставит все на свои места, и, возможно, в наше время с той далекой точки зрения кто-то и появится. Скорее всего, так и будет. Просто, сейчас мы стоим все вровень и друг друга не видим.

- Завершу интервью несколько банальным вопросом. Вы поставили немало спектаклей. Есть ли у вас какая-то идея, которую вы еще не воплотили?

- Нет, все, что я хочу, я могу поставить. Театральная постановка - это кроссворд. Очень многое должно совпасть: мое желание, возможность его воплотить с имеющейся труппой, желание зрителя, созданное нами увидеть. Если все, в конце концов, совпадает, значит, спектакль удался.

Лента

Лента новостей