...

Ушел последний народный артист СССР

Россия Материалы 20 мая 2009 15:08 (UTC +04:00)

Сергей Варшавчик, обозреватель РИА Новости

Не стало Олега Ивановича Янковского... В это невозможно поверить, хотя многие знали, что последние месяцы он боролся со страшным недугом. Боролся мужественно, превозмогая себя и выходя в спектаклях родного "Ленкома", в котором он прослужил 36 лет, почти до самого последнего дня. Увы, врачи оказались бессильны.

У всех чувство, что умер близкий, родной человек. В чем же загадка Янковского, последнего народного артиста СССР, получившего это звание перед распадом Советского Союза?

Пожалуй, в редчайшем сочетании: ироничное обаяние ума, помноженное на врожденную интеллигентность, рыцарственность и светлый романтизм. И еще - он был настоящим джентльменом, и оставался им в любой роли, будь то Генрих Шварцкопф в "Щите и мече", красноармеец Некрасов из "Служили два товарища" (поначалу ему должна была достаться роль белого офицера Брусенцова), Сергей Петрович Камышев из "Моего ласкового и нежного зверя" и даже парторг Лев Соломахин в "Премии". Не говоря уже о Стэплтоне из "Собаки Баскервиллей".

Наверное, сказывались и дворянские корни польского рода Янковских, однако глубина актера проявилась с годами, когда на смену внешне эффектным ролям, требующим в основном благородной внешности, добавилась внутренняя работа ума - Волшебник в "Обыкновенном чуде", Мюнхгаузен в одноименном фильме, Макаров в "Полетах во сне и наяву"...

Вспомните горький прищур глаз барона-фантазера, которого заставили отречься от себя самого, или дьявольскую усмешку Дракона, причудливые метаморфозы которого Янковский передавал с потрясающим эффектом: все это - образцы блестящего актерского искусства. Такие роли не забываются никогда, ибо сыграны они на грани возможностей, до мурашек по спине у зрителей. 

Янковский был счастливым человеком, имеющим право выбирать те роли, которые хотелось бы сыграть, и режиссеров, с которыми есть желание работать. Так было и в "Ленкоме", где он стал первым актером, с которым режиссер Марк Захаров стал строить свой театр, а позже снял Янковского в своих лучших фильмах (в своей книге "Суперпрофессия" Захаров написал: "Я понял - у меня не будет в жизни второго Янковского. Янковский будет один"). И с Романом Балаяном, в картинах которого Олег Иванович сыграл свои самые, пожалуй, пронзительные, на грани "сдирания кожи", роли. Нельзя не забыть и о "Зеркале" и "Ностальгии" Андрея Тарковского, где в последней картине есть захватывающая дух сцена со свечой, которая, снятая одним дублем, длится несколько минут, как и о блестящей роли проходимца Геннадия Семенова в фильме Татьяны Лиозновой "Мы, нижеподписавшиеся" и о многих других.

Любопытно, кстати, что, увидев Янковского в этой роли, Балаян, собиравшийся пригласить в "Полеты во сне и наяву" Никиту Михалкова, переменил свое решение. Именно ему принадлежит фраза о том, что один взгляд Янковского "способен выразить немыслимую амплитуду: от мерзавца до святого".

Но все же, на мой взгляд, разгадка притягательности Янковского несколько в другом. При кажущейся скупости актерских выразительных средств, он практически в каждой роли - театральной или киношной - нес зрителям сильное и мудрое чувство, которое можно охарактеризовать как любовь. К людям, братьям нашим меньшим, к жизни... Ибо человек без любви - пуст и бессмысленен.

Несмотря на свою широкую известность и популярность, Янковский был совершенно не звездным человеком. Наверное, в этом сыграло роль его воспитание. Сам он вспоминал, что испытание "медными трубами" он пережил, вспомнив "что когда судьба дает тебе так много возможностей, то, наоборот, нужно становиться более ответственным. Я до сих пор придерживаюсь таких принципов - человек всегда должен отвечать за то, что делает и как он это делает".

Он еще раз подтвердил правило, что великие люди - просты, а в том, что от нас ушел великий актер и человек, сомневаться не приходится.

Прощайте, Олег Иванович. И простите.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend

Лента

Лента новостей