...

Французское сопредседательство: на прицеле Азербайджан, а в уме - Турция

Политика Материалы 13 декабря 2020 14:55
Французское сопредседательство: на прицеле Азербайджан, а в уме - Турция

БАКУ /Trend/ - В четверг вечером в Брюсселе после бурных трехчасовых обсуждений главы стран-членов ЕС приняли решение о введении индивидуальных санкций против Турции.

«Европа продемонстрировала решимость в отношении Турции, приняв решение ввести санкции против Турции в связи с её односторонними действиями в восточном Средиземноморье», - с большим удовлетворением заявил по итогам заседания президент Франции Э.Макрон, инициатор санкционной политики в отношении Анкары.

Однако, несмотря на принятое в Брюсселе решение, в Париже не совсем довольны итогами заседания глав 27 стран. Санкции носят облегчённый характер и коснутся в первую очередь представителей Турции, ответственных за проведение работ по разведке месторождений нефти и газа в восточном секторе Средиземного моря, который ЕС считает суверенными водами Греции и Кипра, а Анкара - своими. Список этих лиц Джозеф Боррель представит в ближайшее время главам МИД стран ЕС.

Действительно, решение носит компромиссный характер и свидетельствует об отсутствии у Франции абсолютной поддержки в этом вопросе. В ходе саммита Италия, Испания, Мальта и в некоторой степени Германия высказывались в том плане, что необходимо больше времени для изучения и решения этого вопроса. В то же время Франция, Греция, Кипр, Австрия, Нидерланды, Ирландия, Люксембург и Дания предлагали более жесткий подход к Турции. В итоге Верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель заявил о том, что переход к более жестким мерам будет постепенным. В настоящее время соответствующие структуры Еврокомиссии изучают варианты экономических секторальных санкций, которые, возможно, будут обсуждаться на очередном саммите ЕС в марте. И в эти оставшиеся до мартовского саммита три месяца Франция будет, видимо, главной движущей силой санкционной политики.

В связи с этим возникает вопрос - каковы причины столь настойчивой туркофобии Франции?

Прежде всего, она объясняется растущими противоречиями между Парижем и Анкарой по широкому спектру вопросов региональной безопасности - миграция, ситуация на Ближнем Востоке, в Средиземном море, и особенно в Ливии. Напомним, что эта страна является серьезной головной болью для Франции, так как именно через неё проходит основной сухопутный коридор проникновения террористов из стран Центральной и Восточной Африки во Францию. И именно Турция контролирует тот регион ливийской территории - Триполитанию, через которую пролегал раньше этот маршрут.

Претензии французского президента на лидерство в ЕС, который рассматривает себя как защитника «европейского суверенитета» и «обиженных» Греции и Кипра, также подталкивают его к занятию более жёсткой позиции в отношении Анкары. Не стоит игнорировать и роль прессы, которая является важнейшим фактором внутриполитической жизни в стране и существенно влияет на её внешнюю политику. Правая пресса, идейно близкая к президенту Макрону, настаивает на продолжении жёсткой линии в отношении президента Эрдогана. «Европа рискует в стратегическом плане, если она продолжит терпеть выходки Эрдогана», - пишет влиятельный журнал Le Point. Необходимо, считает автор одной из статей в данном журнале, нанести удар по «ахиллесовой пяте» Турции - по её экономике: «Турция зависит от ЕС больше, чем ЕС от неё, так как на евросоюзном рынке она реализует более 60% своего экспорта. Уступки более недопустимы, Европа должна воспользоваться шансом и поставить Турцию на место».

Иными словами, внутриполитический фактор самым серьёзным образом воздействует на внешнюю политику Макрона на турецком направлении. Накануне региональных в 2021 г. и президентских в 2022 г. выборов необходимо показать себя сильным лидером, способным, как предлагает пресса, «поставить Турцию на место». Президент Макрон, который в 2017 г. начинал как лидер, стоящий в стороне от традиционных правых и левых партий, но всё-таки больше ориентировавшийся на левый электорат, сегодня все больше опирается на правых и на их избирательную платформу. С этим связаны его внутриполитическая риторика и действия, в том числе атаки на т.н. «радикальный исламизм», а также многие его внешнеполитические акции, прежде всего, в отношении Турции.

На решительных мерах - причём вплоть до разрыва дипломатических отношений с Анкарой - настаивают и лидеры армянской диаспоры Франции. Поэтому, занимая жесткую позицию против Турции в ЕС, французский президент решает одновременно и задачу мобилизации в свою пользу армянского электората страны. Кстати, армянскую общину Франции эта политика Макрона устраивает и по другой причине - они ожидают, что санкции и изоляция Турции приведут к ослаблению региональных позиций Азербайджана, что, в принципе, устраивает и французскую сторону, которая последние годы вела себя не как объективный посредник, а скорее как сторона, заинтересованная в сохранении статус-кво.

Одним из аргументов в пользу оказания санкционного давления на Анкару, который активно использует Париж, является роль Турции во второй Карабахской войне. Судя по официальным заявлениям руководителей Франции, Париж по-прежнему настаивает на т.н. «присутствии» джихадистов в Азербайджане и т.н. «участии» турецких военных в боевых действиях. И это не случайно - это серьезный индикатор того, что оказывая давление на Турцию, Франция думает и об Азербайджане. И наоборот.

И в связи с этим возникает вопрос о том, какими же все же были цели 13-летнего сопредседательства Франции? Не могли решить конфликт, или не хотели? Этот риторический вопрос, поставленный Президентом Азербайджана в ходе недавней встречи с сопредседателями, имеет огромное значение, так как он выводит нас на подлинные мотивы политики Франции в регионе.

А мотивы эти заключались, на наш взгляд, в том, чтобы участвовать в процессе не для урегулирования конфликта, а для геополитического присутствия в граничащем с Турцией регионе. Присутствовать для укрепления Армении, поддержки, разумеется, не явной, а скрытой, её территориальных амбиций и сдерживания таким образом Турции, её растущей роли в регионе. Азербайджан как региональный игрок и партнер серьезно не воспринимался. Иначе как объяснить 13 лет пассивности ведущей европейской державы в данном вопросе? Как объяснить то, что после заключения соглашения о мире 10 ноября во Франции началась яростная атака на Турцию и Азербайджан, истеричная кампания в прессе против двух стран, обвинения их в поддержке «джихадизма» и «исламского экстремизма», принятие резолюций о поддержке сепаратистов в обеих палатах парламента Франции (наши дипломатические источники сообщают, что принято две, а ведь проектов резолюций было больше - 5), деклараций о признании сепаратистов со стороны различных французских муниципалитетов? Как объяснить широко разрекламированную, демонстративную - иначе не скажешь - отправку гуманитарной помощи Армении и армянам Карабаха, при том, что посредник должен был хотя бы для видимости сохранить сбалансированность?

Ответ очевиден - военная и дипломатическая победа Азербайджана спутала карты парижских «стратегов». И как результат во Франции была объявлена законодательная (парламент), медийная (пресса), политическая (муниципальные органы власти), идеологическая (обвинения в использовании наемников-джихадистов) поддержка войны против Азербайджана. И все это после заключения соглашения о мире!

Из всего вышесказанного можно сделать совсем не праздничный вывод о том, что давление на нашу страну со стороны Франции скорее всего сохранится, во всяком случае в течение нескольких ближайших месяцев, и будет оказываться по многим направлениям - скрытая, закулисная работа во вред нашим интересам в ЕС, дальнейшие недружественные акции муниципалитетов и заявления политиков, грязная клеветническая кампания в прессе, попытки навязать нам идею о том, что конфликт ещё не урегулирован и что надо вести переговоры (видимо, ещё 30 лет) для определения «статуса» (статуса чего? и кого?) и что необходимо заботиться об «армянских христианских памятниках» и т. д.

(Автор: Сахиб Меликов. Перевод французских текстов - Айтен Агаева)

Тэги:
Лента

Лента новостей