...

На Днестровском фронте без перемен…

Другие страны Материалы 15 декабря 2008 13:14

Андрей Сафонов, главный редактор "Новой газеты" (Приднестровье, Бендеры) - для РИА Новости

Всплеск активности вокруг приднестровской  проблемы утихает. Начало ей в 2008 году  положили грохот бомб и артиллерийская канонада на Кавказе.  Признание в течение одного года сразу трех непризнанных государств - Косово, Южной Осетии и Абхазии - де-факто завершило уход со сцены родившихся после Второй мировой войны норм международного права. Это - революция на мировой арене. Что нас ждет дальше: хаос, чудовищные катаклизмы или всего лишь жизнь "после ООН", на смену которой придет другая международная организация (или несколько организаций)?

Политико-боксерский клинч на Кавказе не привел к всеобъемлющей конфронтации между Россией и Западом в духе холодной войны. Стало ощущаться желание продемонстрировать и возможности миротворчества, варианты политического урегулирования ранее замороженных конфликтов. Разумеется, первыми в конце лета - начале осени 2008 года в поле зрения попали непризнанная Приднестровская Молдавская Республика и Молдова как наименее "горячие точки".

Считается, что более прочих в достижении компромисса между Кишиневом и Тирасполем заинтересована Россия. Традиционное объяснение: показав на Кавказе военную силу, Москва решила продемонстрировать объединительные тенденции на юго-западе бывшего СССР при условии: Россия будет главным модератором урегулирования, а договоренность пройдет в основном по российской схеме.

Это объяснение имеет "ахиллесову пяту". Дело в том, что еще весной и летом 2008 года Россия выделила "в отдельное судопроизводство" ПМР, отделив ее от Абхазии и Южной Осетии.  Намерение Кремля, в общем-то, было угадываемо - закрепить определяющее влияние РФ в пределах всей бывшей советской Молдавии, тогда как в Грузии, где свыше 70% граждан проголосовало за вступление страны в НАТО, подобное  выглядело бы бесперспективно. Москва и после 2008 года постарается не допустить "ухода" Молдовы на Запад. Признание приднестровской самостоятельности теоретически возможно, если к власти после парламентских выборов в Молдавии придут прорумынские силы (что сегодня маловероятно).

На Днестре у России и дальше останутся  козыри в виде военного присутствия (миротворцы и Оперативная группа на базе бывшей 14-й общевойсковой армии) и газово-энергетического снабжения ПМР и Молдовы. Но и прочим участникам переговорного формата "5+2" тоже есть, что бросить на чашу весов. Украина, в состав которой входило Левобережье Днестра в 1924-1940 годах (Молдавская Автономная ССР) непосредственно граничит с Приднестровьем, заполняя прилавки приднестровских магазинов своими товарами. Евросоюз в последние месяцы очень активен. Сила и влияние Соединенных Штатов в пояснении не нуждаются, хотя американская активность внешне ослабла. ОБСЕ по статусу пусть не гарант, но посредник, как и Россия.

В общем, пока переговорный формат был тройственным (в 1990-е годы - Россия, Молдова и Приднестровье), при желании были шансы провести любое решение, в том числе о создании Молдавской Конфедерации. Но в 2008 году в формате "5+2", когда Украина в августе поддержала Грузию, а ЕС и США обвинили Россию в непропорциональном применении силы на Кавказе, сделать это куда труднее. Перехватив дипломатическую инициативу на Днестре, президент России Дмитрий Медведев встретился с молдавским и приднестровским коллегами, но изначально столкнулись два подхода: Кремль выступил устами министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова за "воскрешение" конфедеративного по духу меморандума Козака, а руководители Молдовы напомнили о существовании пакета предложений, предусматривающих урегулирование на унитарной основе (юридическая основа - Закон о статусе населенных пунктов Левобережья Днестра от 22 июля 2005 года) и отрицающих федерализацию. Тирасполь по-прежнему выступает за независимость, напоминая о соответствующем референдуме 2006 года и предлагая Молдове проект Договора о дружбе и сотрудничестве, зная при этом, что такой вариант Кишинев не станет даже рассматривать.

Расчеты руководств ПМР и РМ в конце 2008 года разбились друг о друга. Приднестровские лидеры не смогли обрести признание России "за компанию" с южными осетинами и абхазами на волне эйфории после "пятидневной войны". Кишиневская формула "нейтралитет в обмен на унитарную Молдову" не впечатлила Кремль. К тому же, если гарант Украина занята больше внутренними делами, то наблюдатель Евросоюз ускоренными темпами стал претендовать на равные права в урегулировании с гарантом Россией. В 2009 году, возможно, ЕС предложит цельный план соглашения Кишинев-Тирасполь. Россия пока что исходит из положений меморандума Козака. Запад, видимо, не против самой федерализации (в 2002-2003 годах, еще до Козака, США и ОБСЕ первыми заговорили о федерации), но он, как и в 2003-м, против определяющей роли Москвы в этом процессе.

Сегодня ЕС предлагает Молдове, в числе 6 стран, программу "восточного партнерства". В декабре эту идею поддержал спикер молдавского парламента, что наверняка вызвало новые подозрения среди российских политиков (на что и рассчитывает Тирасполь). В декабре, в Хельсинки, приднестровская проблема стала заложницей новых боев России и Запада: россияне не провели предложения Дмитрия Медведева о новой конфигурации европейской безопасности, взамен заблокировав резолюцию по приднестровскому вопросу. К тому же Россия и США схватились в битве вокруг ДОВСЕ, а это вместе с приближающимися молдавскими парламентскими выборами - лучшая гарантия сохранения статус-кво на Днестре как минимум до второй половины 2009 года.

Мировой экономический кризис еще больше запутывает дело. Можно прогнозировать, что Россия окажет помощь Тирасполю как своему союзнику, но в ее шагах чувствуется некая концептуальная недоговоренность. Каким конкретно видит Россия постконфликтное будущее на Днестре - ясно не до конца. ЕС, возможно, начнет больше работать непосредственно с Приднестровьем, привлекая в первую очередь бизнес ПМР на европейский рынок. Если же сдвинутся с мертвой точки переговоры между ЕС и Молдовой о безвизовом режиме, то вот это будет мощнейшим козырем Кишинева. Но кризис может разорвать в клочья самые детальные расчеты.

Даже если отношения РМ и ПМР в 2009 году накалятся  больше нынешнего, равновесие сил этих "боксеров-легковесов" сохранится: размежеваться по Днестру им помешает наличие в составе ПМР правобережных Бендер и еще нескольких сел. Молдова же управляет на Левобережье целым анклавом из 7 сел Дубоссарского района. Переговоры будут то вспыхивать, то затухать. Для России и Запада это может означать позиционную дипломатическую войну, ибо инициативы одной стороны, как и в 2008 году, будет гаситься усилиями другой. Или же между сторонами конфликта будут достигаться частные договоренности (транспорт, экология и т.д.), не затрагивающие разграничения полномочий, то есть статуса.

Дополнительной сложностью для России будет то, что США, ОБСЕ, ЕС и Молдова продолжат выступать за вывод российских войск с берегов Днестра и превращение нынешних трехсторонних миротворческих сил (РФ, РМ, ПМР) в гражданскую миссию наблюдателей под эгидой ОБСЕ. Вряд ли Москва и Тирасполь пойдут на это.

Беда бывшей советской Молдавии - это, так сказать, вакуум перспективы. На сегодняшний день не просматриваются ни полноценный прием РМ в ЕС, ни превращение ПМР в субъекта международного права. Пока Молдова и Приднестровье борются между собой за звание беднейших регионов Европы, им не стать привлекательными друг для друга. А это сковывает льдом отчужденности и без того замороженный  конфликт.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend .

Лента

Лента новостей