...

Роман азербайджанского художника с Беларусью: Наверное, в прошлой жизни я был китайцем

Культура Материалы 6 июля 2021 11:32
Роман азербайджанского художника с Беларусью: Наверное, в прошлой жизни я был китайцем

Издательский дом "Беларусь сегодня" опубликовал материал "Как азербайджанский художник и скульптор Камиль Камал стал частью белорусской культуры"

На этой неделе Национальная библиотека зовет в гости всех ценителей не только книжного искусства, но и высокого художественного. Сегодня в библиотечной галерее «Лабиринт» открывается экспозиция с лаконичным названием «Монумент», которая, по сути, продолжит выставочную историю первого республиканского фестиваля монументального искусства. В числе произведений, с любовью отобранных для выставки Белорусским союзом художников, и работы Камиля Камала - азербайджанского художника и скульптора, давно ставшего частью белорусской культуры.

Родное и близкое

Когда-то масштаб его творчества измерялся целыми этажами. За свою дипломную работу - монументальную роспись «Зов мечты» на фасаде столичной школы № 181 - Камиль Камал получил стипендию Союза художников СССР. 380 квадратных метров (а это три этажа!) расписал, к слову, всего за два месяца.

Сегодня произведения Камиля Камала живут своей насыщенной жизнью. Это и скульптурная композиция «Древо жизни» в районе Минского тракторного завода, и живописное полотно «Песня» в Национальной библиотеке, и роспись «Узор» во Дворце Независимости, гостям которого всегда приходится по душе изящный минимализм и смелое, при этом уважительное отношение азербайджанского мастера к белорусским символам. Впрочем, в Азербайджане, где у Камиля Камала часто проходят персональные выставки, его давно воспринимают как художника исключительно белорусского. Себя он считает человеком с тремя родинами.

- Я живу в Минске почти 40 лет. Здесь мой дом, семья. А там, где семья, там и родина. Мои родители азербайджанцы, я учился в Баку - и Азербайджан моя родина тоже. Хотя родился я в Грузии - там тоже родина. При этом я с детства не чувствовал себя полностью грузином или азербайджанцем. Всегда искал место, где смогу уединиться, наполнюсь внутренним спокойствием. Так я нашел Минск. Здесь я спокоен, расслаблен. Я искал этот край всю жизнь.

Он говорит, что самое ценное в жизни -это внутренняя свобода и встречи. В Санкт-Петербургской академии художеств имени И. Репина Камиль Камал учился у Евсея Моисеенко - нашего выдающегося земляка, уроженца Гомельщины, ярчайшего представителя ленинградской школы живописи.

-Первое время я его очень стеснялся, - вспоминает Камиль Камал. -Он известный на весь Союз художник, очень продвинутый для того времени, стильный, благородный. А я мальчишка с Кавказа, которого с детства учили с уважением и пиететом относиться к старшим. Когда Моисеенко приходил на занятия, садился писать -наши ребята через плечо копировали его рисунок. Он, кстати, был очень легким в общении, каким-то совсем… не советским, что ли. Как-то, помню, пришла к нему журналистка на интервью. А он не растерялся и посадил ее вместо натурщицы: портрет писать. Пока болтали, он ее заодно и нарисовал.

А потом у Камала Гаджиева (это настоящее имя художника) случился роман - с Минском и Беларусью. Здесь, в театрально-художественном институте, рассказывает, учился его земляк. И он отправлял Камалу рисунки - с видами улиц и площадей столицы.

- Меня эти рисунки просто пора­зили. Дело в том, что в Ленинграде учили классической живописи, академической. Все должны были писать одинаково правильно. А в Минске студентам давали полную свободу. Поэтому и рисунки были другие -воздушные, таких я до этого вообще не видел. Так мощно и интересно не учили рисовать нигде в Советском Союзе. И я решил поехать в Минск.

Художник, который вышел из рамок

В 1984 году с двойкой по русскому, но пятеркой по специальности Камал поступил в Белорусский государственный театрально-художественный институт на факультет станковой, а затем монументальной живописи. Что интересно, попал в мастерскую к народному художнику Гавриилу Ващенко - уроженцу Гомельщины, как и Евсей Моисеенко. Своим учителем Камиль Камал считает и Мая Данцига, который всегда опекал молодого художника.

- Главное, в чем я тогда убедился: художник - это не профессия. Ты поступаешь в институт и не профессию выбираешь, а мечту. Настоящее искусство -это боль, которая постоянно внутри живет, и ты ее раскрываешь через свои работы.

Художника в первую очередь формирует атмосфера, в которой он учился, уверен Камиль Камал:

-Учитель - это не тот педагог, который показывает тебе, как карандаш держать. В Минске нам предоставили полную свободу, научили тянуться к хорошему, настоящему искусству. И в отличие от большинства своих соотечественников, занятых в искусстве национальными проблемами и традициями, мне всегда хотелось чего-то нового. Поэтому я писал только то, что ощущал сердцем.

За эти годы его яркая индивидуальность, подпитанная белорусской художественной школой, позволила раскрыться в самых разных направлениях. Росписи, витражи, мозаика, сграффито -Камиль Камал владеет всеми видами монументального искусства. С новыми поколениями о своем времени он говорит в том числе через книжную графику. Как иллюстратор Камиль Камал оформил более 40 книг. Среди самых известных -серия сборников с переводами китайских поэтов от издательства «Мастацкая лiтаратура».

- С детства люблю Лао Цзы, Конфуция. Наверное, в прошлой жизни я был китайцем, - смеется художник.

А вот в Могилеве и Вилейке Камиль Камал известен в первую очередь как скульптор. Памятники героям СССР и освободителям Беларуси, бюст генерал-майора Михаила Романова -это то, что знают все местные. Но далеко не все, что вылепил и рассчитывает однажды увидеть художник. Сейчас, например, он одновременно работает над бюстом Низами Гянджеви и скульптурной композицией, посвященной солнечному Азербайджану.

Художник не видит необходимости объяснять смысл своих работ. Что это? Гадать можно бесконечно. Но в описании всегда есть два слова: вера и любовь.

Тэги:
Лента

Лента новостей