...

"Хельсинки" умерло! Да здравствует  "Хельсинки"!

Другие страны Материалы 16 октября 2008 11:14

Александр Васильев, член Экспертного совета РИА Новости (Латвия).

Теперь уже никого не надо убеждать, что система европейской безопасности, основы которой были заложены в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудниче¬ству в Европе, подписанном треть века назад в Хельсинки, перестали действовать.

В середине семидесятых годов прошлого столетия казалось, что эти принципы настолько универсальны, что переживут века. Но жизнь коварна и переменчива. Прошло, по историческим меркам, совсем немного времени и ситуация в Европе изменилась кардинальным образом.

Наиболее ярким примером стал кровавый распад Югославии. Признание же странами Запада независимости Косово этот процесс довело до своего логического завершения. Последнюю точку в незыблемости Хельсинских принципов поставила "пятидневная война" в Закавказье и последовавшее сразу за ней признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии.

Вполне закономерен вопрос, а почему большинством европейских лидеров ныне отвергаются Хельсинские принципы безопасности в Европе? Может быть, они устарели? Или только теперь стало особенно заметно, что между принципами нерушимости границ и территориальной целостности государств и правом наций на самоопределение есть фундаментальное противоречие?

Вовсе нет. Скорее, наоборот, в 1975 году Хельсинские соглашения опередили время. И даже теперь эти десять принципов, подобно библейским заповедям, сохраняют свою актуальность.

Ныне многие влиятельные европейские эксперты всерьез начинают обсуждать вопрос возврата в прежней системе координат - к миру Ялты и Потсдама. И даже дальше - к эпохе Венского конгресса. Так оно спокойнее. И пусть каждая великая держава, как в недавнем или совсем отдаленном прошлом, самостоятельно разрешает в сфере своего исключительного влияния возникающие острые противоречия.

Но такое движение "вперед в прошлое" было бы очень большим упрощением и огромной ошибкой. Мир изменился. Он стал глобальным, гораздо более сложным и разноплановым. Многие сферы нашей жизни уже сейчас переместились в виртуальную реальность. И проблемы современности не решить прежними рецептами. Необходимы новые соглашения, устравающие если не всех, то хотя бы подавлющее большинство государств.

На европейском континенте, скорее всего, нет необходимости снова "изобретать велосипед". Для создания фундамента новой действующей системы безопасности вполне подойдут ранее выработанные Хельсинские принципы. Кардинальное отличие должно заключаться в том, что все договаривающиеся стороны обязаны осознавать не только свои права, но и ответственно следовать налагаемым на них обязательствам. Именно об этом совсем недавно говорил во французском Эвиане российский президент Дмитрий Медведев.

"Старая" Европа уже в принципе готова к следованию такой практике во внешней политике. Проблема заключается в "новых" странах ЕС и НАТО. И балтийские государства не является исключением.

На лидерах этих стран, как пудовые вериги, весят трагичный исторический опыт прошлого и весь спектр фобий перед восточным соседом. У них пока не хватает сил сбросить этот нелегких груз с плеч и начать новейшую историю "с чистого листа". Борьбу же с "угрозой с Востока" они видят, главным образом, следуя в форватере американской внешней политики. Пока не ясно, сколько должно пройти времени, чтобы политики этих стран смогут без оглядки давать собственную оценку тому или иному событию и согласно ей ответственно действовать.

До определенной степени мешает и известный идеализм российской стороны. Ее переговорщики (как и подавляющее большинство простых россиян) слишком озабочены геополитикой. Они часто аппелируют к абсолютным ценностям и чрезмерно переоценивают важность прежних договоренностей. При этом подчас мыслят непрактично, в ущерб собственным интересам. Такая пассионарность больше отпугивает рассчетливых европейцев, чем вдохновляет их на достижение нужного компромисса.

В этом смысле российским лидерам гораздо удобнее договариваться с американцами, которые озабочены идеей осчастливить мир установлением "всеобщей свободы и демократии". Не беда, если к этому светлому будущему многих придется вести насильно "железной рукой". И даже нынешняя эскалация военных действий в Афганистане ими искренно расценивается как благое дело и для самих афганцев, и для всего человечества.

Впрочем, россияне уже сомневаются в возможности договориться с США. Практика последних лет наглядно показала, что Штаты в лучшем случае выслушают российскую позицию, но не прислушаются к ней.

Понимание необходимости выработки новых принципов европейской безопасности и достижение этих договоренностей на деле - дистанция огромного размера.  Тридцать лет назад добиться конценсуса было несравненно легче. Правда, после 11 сентября показалось, что угроза мирового терроризма способна сплотить все нации и народы. Но надежда оказалась призрачной. 

Что остается - страх перед нарастающим мировым экономическим кризисом? Или мир понемногу созревает к возможности установления взаимоприемлемых правил игры не из страха, а из-за простого понимания необходимости договориться здесь и сейчас.

Во-первых, уже давно пришло время серьезно расширить число основых ответственных игроков на мировой арене. В условиях разразившегося финансового кризиса сами западные финансисты стали во весь голос говорить от расширении их "семерки", привлекая к консолидированному решению проблем страны БРИК, Саудовскую Аравию, Мексику, ЮАР.

На очереди кардинальная реформа и ОНН. И здесь количество постоянных членов Совбеза следует значительно увеличить, по крайней мере, раза в три.

Во-вторых, глобальные договоренности, даже ограниченные европейским континентом, все же следует начинать с выработки принципов региональной безопасности. Одним из таких регионов, вполне созревших к результативным переговорам, может стать регион Балтийского моря.

Общеизвестны антагонистические отношения России и балтийских государств. Различаются позиции по дальнейшему  развитию региона у Польши, Германии, у скандинавских стран. Но все равно их региональные интересы не столь уж противоположны, чтобы безнадежно застопорить движение к согласию.

Прорыв может и должен состояться тогда, когда Россия возьмет на себя нелегкую роль коммуникатора этого процесса. То есть роль добросовестного и терпеливого посредника, хорошо понимающего и учитывающего интересы сторон, чтобы создавать новые возможности для диалога. При этом коммуникаторские функции России сейчас востребованы на всем протяжении ее границ, от Атлантического до Тихого океанов - на Кавказе, в Центральной Азии, на Дальнем Востоке. И тогда поиск компромисса и достижение договореностей на региональном уровне вполне может привести к созданию новой системы безопасности на глобальном уровне.

Этот путь к новому "Хельсинки" начала XXI века. Он будет более длительным, чем треть века назад. Зато у него в этом случае гораздо больше шансов укорениться в нашем сознании на гораздо более длительную перспективу.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend .

Лента

Лента новостей