...

ЕС: меняем Париж на Прагу, кризисы не предлагать!

Другие страны Материалы 23 декабря 2008 13:39

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости

Запросто сменить супер евроактивиста на сверх евроскептика - такое с Европой не часто бывало. Но, видно, такие уж наступили времена. Большая Европа уснет 31 декабря с гиперактивным французским президентом Николя Саркози, а проснется 1 января с новым председателем Совета Европы (высший орган Евросоюза), чешским президентом Вацлавом Клаусом, который будет стоять на европейском дежурстве вплоть до 1 июля 2009 года. Тогда его сменит спокойный и выдержанный в нейтральных евротонах швед.

Вацлав же Клаус, кстати, всего второй представитель "восточноевропейской молодежи" на посту (перед Саркози в начале 2008-го в ЕС председательствовала Словения), и он не скрывает своего неприязненного отношения ко многим аспектам политики Брюсселя.

Надо сразу признать, что Европе повезло со своим последним председателем: с учетом всего произошедшего в его полугодовую "вахту", кто знает, где бы она была, не обладай Le Sarko таким невероятным пылом и напором. Именно за ним во многом заслуга проведения и пусть относительного, но успеха многочисленных европейских и мировых встреч по выработке мер для преодоления экономического и финансового кризиса. Его заслуга - что ЕС открыто начал говорить "не в унисон" с Вашингтоном; что ему (ЕС) удалось заключить климатический пакет - согласовать объемы сокращения вредных выбросов в атмосферу.  Без энтузиазма Саркози навряд ли так быстро были бы отшлифованы острые углы "кавказского конфликта", восстановлен диалог Евросоюза с Россией. И навряд ли Ирландия так легко согласилась бы снова переголосовать на референдуме по Лиссабонскому договору о реформе ЕС, который она провалила летом этого года.

Здесь, конечно, можно сказать, что ничего из упомянутого не могло произойти и при ста Саркози, не участвуй в процессах германский канцлер Ангела Меркель, итальянский премьер Сильвио Берлускони, или российский президент Дмитрий Медведев - но зачем портить французскому президенту "последний выход", его Grand Finale. Невежливо. Ему, если хорошенько разобраться, на самом деле не удалось больше, чем удалось, а из того, что удалось, многое было урезано (взять хотя бы Средиземноморский союз или вооруженные силы Европы) до малой узнаваемости. Но Европа все же дошла, хоть и с кровоподтеками,  до конца года 2008-го и встала на пороге малопривлекательного 2009-го.  И ее в нем, похоже, ждут малоприятные сюрпризы, хотя, казалось бы, хватит со старушки уже и того, что на нее навалилось. Но...

По всем прогнозам, кризис в Старом свете в новом году еще более углубится, а это сулит серьезные неприятности. Всем. В европейских столицах до сих пор с тревогой смотрят на Грецию, где левые, анархисты, радикалы и пр. под конец года  устроили протестные аутодафе, к которым присоединилась вся Эллада. Глядя на родину демократии, все тот же Николя Саркози, кстати, в конце декабря неожиданно отсрочил  обещанную еще во время предвыборной кампании реформу образования во Франции. Как и все реформы, она предусматривала экономию бюджетных средств, то есть - недовольство молодежи. А получить под новый год бунт студентов, школьников и преподавателей французскому президенту вовсе не хотелось. За этим бунтом наверняка последовал бы бунт иммигрантов, которых тоже начинает прижимать Саркози. 

Но все это, похоже, впереди и придет вместе с углублением кризиса и Вацлавом Клаусом. Чехия вступит на председательство под официально утвержденным девизом "Европа без барьеров". Он уже заранее вызывает раздражение всех "стариков", поскольку подразумевает (чехи заявили, что это будет их приоритетом) снятие всех ограничений на рынках рабочей силы для молодых членов. Никому в "старой половине" не хочется  иметь вдобавок к кризису дома еще и целую дополнительную армию гастарбайтеров из нищих "восточных земель". Девизом Франции было, наоборот, "За более защищенную Европу". Под ним подразумевалась защита социальной и экономической модели Евросоюза от бесконтрольной глобализации. До кризиса между этими двумя девизами, собственно, никто и не видел никакого противоречия. Но кризис на то и кризис, чтобы кардинально менять смысл и содержание любых лозунгов, даже самых безобидных.

Между прочим, за всеми последними (и грядущими) кризисными перипетиями в Евросоюзе как-то до странности малозаметным оказывается факт резкого полевения, радикализации и покраснения всей социально-политической материи в Старой Европе. Греция - блистательная иллюстрация на эту тему. Боевые выступления греческих анархистов - это, возможно, только начало левой конверсии в Европе. И отсюда никуда, похоже, не деться. Когда такие убежденные рыночники, правые, консерваторы и т.д. как, скажем, Николя Саркози, Ангела Меркель, Сильвио Берлускони начинают говорить о государственном регулировании, государственном вмешательстве, национализации банков, защите национальной промышленности, то от этого потягивает даже не либеральным социализмом, а марксовыми теориями. Ничего рыночного.

К тому, что сейчас делают и в Берлине, и в Париже, и в Лондоне, и в Риме, и в Вашингтоне навряд ли могут добавить что-либо более кардинальное даже самые левые социалистические партии. По всей Европе, собственно, происходит то, что уже давно произошло в Британии времен лейбористского правительства Тони Блэра - грань между консерваторами и лейбористами (социалистами) размылась до такой степени, что ее почти невозможно распознать. Когда в Европе происходят подобного рода вещи (а это, увы, уже бывало), то она, вернее ее молодежь, и наиболее активная часть населения, впадает либо в правый, либо в левый радикализм. И даже не хочется вспоминать историю, чтобы понять, чем все это может кончиться. Не хотелось бы, конечно, напророчить...

В общем, Вацлав Клаус приходит на дежурство в весьма непростое время. Сам же он с очень странным легкомыслием подошел к деликатному вопросу о репутации председателя ЕС, особенно с учетом возрастающей боевитости все тех же левых, зеленых и экологов. В конце декабря Клаус побывал в Болгарии, где презентовал новое издание своей книги "Наша планета голубая, а не зеленая". Не без вызова название. Один из ее главных тезисов в том, что утверждения о климатических изменениях, потеплении климата сильно преувеличены и нуждаются в серьезной научной проработке. С такими вещами в Европе не принято шутить.

И еще одна проблема здорово грозит осложнить жизнь Евросоюза в новом году. Наполеоновские замашки Сарко привели к тому, что между ним и Ангелой Меркель уже возникло, как утверждает журнал Der Spiegel, состояние "холодной войны". Из канцелярии Меркель в германскую прессу уже спустили шутку о том, что "фрау канцлерин все чаще смотрит на видео фильмы с участием французского комического идола Луи де Фюнеса, чтобы хоть как-то понять причину того, почему французский президент находится в состоянии постоянной ажитации". А без понимания между Берлином и Парижем в ЕС никогда ничего не могло сдвинуться с места. Луи де Фюнеса, правда, немцы зря обижают, он был чрезвычайно симпатичной личностью. Впрочем, как и бравый солдат Швейк. Но до сравнения с ним Вацлава Клауса дело еще не дошло. Пока?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции информационного агентства Trend .

Лента

Лента новостей